Красногорск: добро пожаловать в утопию

Пока я ехала в Красногорск, узнала, что есть два города с таким названием: старый и новый. Граница между старым и новым городом условно проходит по железной дороге. В старом Красногорске достаточно уютно и лампово, есть даже деревья, трава и целых два парка с озером.

WP_20150829_001

Collapse )

Механическая энергия

Любой город питается энергией своих жителей. Когда человеческой энергии мало, в городе всё останавливается и он становится мёртвым. Когда жители активны, город развивается и процветает. В районах, населенных стареющим населением, энергии развития, как правило, меньше, потому что активность стариков меньше. В топке города сжигается энергия жизней. Процесс энергообмена должен быть продуктивным. Если ты чувствуешь, что город высосал из тебя все силы, лучше уехать туда, где можно на время замереть и набраться сил.

Серпухов - город слив, церквей и хитрых тузиков

По ухоженности Серпухов навряд ли сравнится с милейшей Коломной, но здесь тоже царит благость и покой. Город очень красивый, особенно его старая часть, расположенная по изгибистым берегам реки Нары. Речка, кажется, почти без течения, маленькая и заросшая, около такой речки хочется сесть с термосом чая и порыбачить. И чтобы никакой спешки - только медитативная рыбалка.

Город помнит своих героев, особенно ситценабивников. Неудивительно, что памятник героям находится на улице Ситценабивной - одной из самых старых и красивых улиц в Серпухове.

WP_20150827_017

Collapse )

Сигналы в космос

В детстве я мечтала улететь в космос. Да, уже тогда у меня было такое желание - покинуть Землю. На пару со своим дворовым товарищем мы таскали металлический мусор и строили из него ракету. Мы по-настоящему верили, что на этой ракете можно улететь к другим планетам. Детское воображение подвело, ракета не взлетела, а так и осталась грудой металлолома - в космос мы не улетели, вместо этого пошли в школу.

Позже желание улететь в космос трансформировалась - нет, не в желание стать космонавтом - а в любопытство к мистическим местам, вход в которые запрещен или охраняется. Любопытство это завело меня ночью в новосибирский ИЯФ (Институт Ядерной Физики), а потом в кольцовский центр вирусологии "Вектор", где меня безжалостно повязала охрана. Слава богу, меня не поставили на учет в ФСБ за шпионаж, только отпечатки пальцев сняли и напугали, но это был серьезный урок.

z_6a4f2319

Collapse )

В Дмитрове есть машина времени

И находится она в кремле. Дмитровский кремль - одно из самых необычных сооружений, назвать которое "кремлем" мне, например, сложно - нет высоких каменных стен. В плане кремль похож на футбольный стадион, обнесенный по кругу насыпным земляным валом. На вершине вала туристы сидят прям как болельщики на трибунах, а местные жители приходят сюда отдохнуть и попить пивка. Сверху кремль выглядит примерно так (фото найдено на просторах интернета):

med_gallery_7514_1746_1101271

Collapse )

Коломна - благостная русскость

В Коломну я влюбилась. Солнечный, добрый, очень ухоженный город. В центре города все вылизано: аккуратно подстриженные газоны, никакой рекламы, если и есть вывески, то они максимально вписаны в стиль здания, чистота вокруг.

WP_20150808_023

При этом вся эта ухоженность не кажется стерильной или декоративной - видно, что о городе заботятся и любят его. Нет попыток уродливой модернизации, но вот асфальт хороший, кругом царит порядок и благолепие.

WP_20150808_005

Успенский собор на Соборной площади Коломенского кремля.

Collapse )

Сергиев Посад похож на Москву

В Сергиевом Посаде царит московский дух, а когда идешь по центральной улице, забываешься и кажется, что ты очутился в Москве в районе старого Сокола или Октябрьской. Троице-Сергиева Лавра - главное что есть в Сергиевом Посаде. Поэтому если вы не поститесь, не молитесь и не слушаете радио «Радонеж», то делать в этом городе особо нечего. Троице-Сергиева Лавра представляется нагромождением непонятных непосвященному храмов и соборов. Между храмами ходят туристы, набожные женщины в платочках и смиренные мужчины. Мне естественно ничего в этой набожности не было понятно, но я набралась смелости и зашла в самую высокую церковь. Здание оказалась колокольней, внутри которой располагается сувенирный магазин. Второй попыткой зайти в церковь удостоился Троицкий  собор. В Троицком соборе красивая роспись на стенах. Святые похожи на инопланетных существ - одухотворенных и несущих в себе страшную тайну о мире людей. И ведь ничего не скажут.

WP_20150801_010[1]

Улица Митькина.

Collapse )

Купили бы вы нормальному ребенку куклу-дауна?

Куклу с синдромом Дауна придумали в рамках образовательного проекта по интеграции даунов в общество. Прежде всего, такая кукла должна облегчить процесс самопринятия и самоидентификации людей с синдромом Дауна: ребенок смотрит на куклу, понимает, что она похожа на него, и проникается любовью к себе. То есть схожесть внешнего вида куклы и ребенка - это важно, поэтому игрушка копирует все внешние признаки даунизма. Куклы-дауны бывают с открытыми и закрытыми ртами. Последние учат ребенка закрывать рот - он у даунов всегда открыт, из-за чего язык вываливается наружу. Другие особенности: круглое уплощенное лицо, короткие руки, характерный разрез глаз, увеличенное расстояние между первым и вторым пальцем на кистях и стопах - все эти черты воспроизведены в облике куклы достаточно точно и легко узнаваемы.

article-0-01D7200600000578-544_468x609

Как пишут создатели игрушки, обычным детям куклы-дауны также будут полезны: они разовьют чувство сочувствия и помогут принятию умственно-отсталых людей. Куклы-дауны успешно используются в больницах, детских садах и специальных учреждениях. Игрушка развивает в даунах любовь к себе, а у нормальных детей воспитывает терпимость к людям с ограниченными возможностями.

Париж

Париж прекрасен. В нем чувствуешь себя свободным:  ни ты никому не нужен, ни тебе никто.
(А. Тарковский «Мартиролог»)

Антонио Грамши

О русской интеллигенции и ее роли:

В России совершенно другие отправные начала: политическая и хозяйственно-торговая организация была создана норманнами (варягами); религиозная-византийскими греками; в последующее время немцы и французы несут европейский опыт в Россию и придают первый плотный костяк русскому историческому «студню». Национальные силы инертны, пассивны и восприимчивы, но, может быть, именно поэтому они полностью ассимилируют иностранные влияния и самих иностранцев, русифицируя их. В более близкий исторический период происходит обратное явление: элита, состоящая из наиболее активных лиц, энергичных, предприимчивых и образованных, выезжает за границу, усваивает культуру и исторический опыт более передовых стран Запада, не теряя при этом и наиболее существенных черт собственной национальной культуры, то есть не порывая духовных и исторических связей со своим народом; завершив таким образом свою интеллектуальную подготовку, они возвращаются на родину, принуждая народ к насильственному пробуждению, к ускоренному движению вперед, перескакивая через этапы. Различие между этой элитой и импортированной немецкой (Петром Великим, например) состоит в том, что она носит, по существу, народно-национальный характер: ее не может захлестнуть инертная пассивность русского народа, поскольку она сама является энергичной русской реакцией именно на эту историческую инертность.